Мечась в кошмаре лихорадки на промокших простынях, как чахоточный больной из романа Достоевского, я упустил момент, когда в мое тело проникло это вещество. Причмокивая в бреду пересохшими губами, я наблюдал, как в ногах моей кровати со стаканом воды в когтях сидел черный козел и зло смеялся надо мной и моей мерзостной иммунной системой, организовавшей в организме какую-то третью мировую ядерную войну. Вскоре козел встал, выпил воду сам и сказал: "Напиши об этом. Будет ржачно".

Для абонентов Для абонентов

Забрался в постель. Теперь тело охватила топка горящей печи. Казалось, что я полено, которое должно обогреть всю квартиру. Сбросил одеяло, однако сразу же схватил его, так как на меня со своим топором снова напал мороз. Немного пришел в себя и попытался придумать, как дойти до туалета, так как неотложная нужда давила с недюженной силой. Завернувшись в одеяло, заставил себя вылезти из кровати. Трясясь, как холодец, сидел в туалете и думал - вот именно так чувствовали себя все эти чахоточные больные Достоевского и Манна, таков их конец.