Проект Birchpunk — одно из главных ютуб-открытий последнего года: ролик про кибердеревню набрал миллионы просмотров уже в первые дни, а шутки про "фрактальные огурцы" и "тыкву Шредингера" разлетелись по всему интернету. Команда выпустила уже четыре небольших фильма, сценарии к которым пишет Григорий Скряпкин — сценарист, актер Малого театра и рижанин. Klik поговорил с Григорием о планах проекта, проблемах в сценариях российского кинематографа и о том, почему в Риге благодатная почва для театра.

Для абонентов Для абонентов

Кто "построил" русскую кибердеревню

Birchpunk — авторский проект Сергея Васильева. С ним и его командой Григорий познакомился, работая над другим сценарием: "Позвонила подруга, попросила помочь ее знакомому, прислала сценарий… А там такое название было, что я подумал: ну все, самодеятельность какая-то. Потом прочитал: ну, такое… А когда лично встретился с Серегой и он стал мне рассказывать, я понял: ан нет, не самодеятельность, тут что-то есть".

Григорий говорит, что подкупила в первую очередь личность автора проекта и отношение его команды к работе: "Знаешь, в российском кино на съемочной площадке очень много произносится слов "около" работы, создается какая-то тусовка. А тут ты пришел — и пришел на работу. Обаятельную, точную, структурированную. Я поразился этому всему и заразился".

Костяк команды, работающей над Birchpunk, состоит из автора-создателя, продюсера, сценаристов (Григорий Скряпкин и Никита Ворожищев) и целого цеха специалистов по визуальным эффектам во главе с Алексеем Фоминым. Все ребята молодые — по словам Григория, кроме них, сценаристов, всем остальным нет и тридцати лет. "Может, это поколенческое, но им плевать на какое-то кокетство: каждый знает, что делать, и они слаженно работают в команде, доверяя друг другу".

Сергей Васильев, автор проекта, — специалист по визуальным эффектам (на киносленге это называется "спецэффектер"): он работал над картинами "Ледокол" (реж. Николай Хомерики), "Гоголь" (реж. Егор Баранов), сериалами "Аванпост", "Чернобыль. Зона отчуждения", "Троцкий" и другими.

В Birchpunk спецэффекты играют важнейшую роль, но, по словам Скряпкина, в отличие от большинства российских кинопроектов, это не "эффекты ради эффектов" — они приложены к идее и положены на "хорошую историю":

"Это те же спецэффекты, что и в "Притяжении" Бондарчука: там крутые спецэффекты, только они работают на какую-то пустоту, приложены к ереси с точки зрения истории".

Чтобы спецэффекты действительно "играли", ребята специально создали контраст суперузнаваемых деталей обыденной жизни с футуристичными:

"Бытовое, настолько знакомое, что даже запах можно почувствовать от одного взгляда, миксуется с роботизированным, выдуманным — и это создает эффект чуда. И он сработал! Потому что так еще никто не делал — это ориджинал продукт", — объясняет Скряпкин.