Денег нет, но мы прорвемся. Как Юрмала провела лето