Двор. Лето. Мальчишки гоняют теннисный мячик клюшками разного размера, цвета и материала. У каждого своя экипировка - кто-то в шлеме CCM старой модели, кто-то вовсе без него. У одного на шлеме шариковой ручкой написано "Ozolinsh", у другого - "Zholtok". Мальчишки мечтают забивать голы, обыгрывать соперника и в один прекрасный день сменить двор на лёд Национальной хоккейной лиги (НХЛ).

Для абонентов Для абонентов

Такая картина в Латвии в 90-е и в начале 2000-х не была чем-то необычным. В наши дни это тоже нельзя назвать экзотикой, правда, сменились фамилии на шлемах мальчишек.

Летом 1996 года почти вся Латвия (в меру преувеличенное утверждение, конечно) носила на руках Сандиса Озолиньша, который стал обладателем Кубка Стэнли, а всего 10 лет спустя защитник находился в одной из самых низких точек своей карьеры - освистанный фанатами "Нью-Йорк Рейнджерс" и измученный алкогольными демонами.

Кумиры в спорте появляются и угасают, но каждый из них важен, чтобы формировалось новое поколение. Сегодняшние кумиры молодых хоккеистов, лидеры сборной Латвии, когда-то были маленькими мальчишками, которые с горящими глазами наблюдали за играми с участием Озолиньша или Сергея Жолтока.

Например, кумиром Каспара Даугавиньша в детстве был именно Озолиньш, а сегодня на спине у капитана сборной Латвии 16-й номер, под которым когда-то в сборной играл Жолток, за которого маленький Каспар также болел.

Конечно, не будем забывать и об Артуре Ирбе, и о целом ряде других хоккеистов, которые в 90-е выступали в Европе, но в этом материале попробуем узнать, кто из сегодняшних латвийских игроков, выступающих в НХЛ, мог бы стать следующим Озолиньшем и Жолтоком.