Не хватает воздуха. Еще пятнадцать метров вверх, и ты снова останавливаешься, отчетливо осознавая, что «сердце, готовое к вершине бежать из груди» у Высоцкого, - не художественный образ, а реалистичное описание того, что происходит с человеком на горе. Оно действительно выскакивает, заставляя делать передышки все чаще. На этот простенький перевал мы поднимаемся уже несколько часов, пишет главный редактор Rus.Postimees Олеся Лагашина.

Для абонентов Для абонентов

Мы в Перу и медленно, но верно продвигаемся по тропе инков вдоль реки Урубамба по направлению к Мачу-Пикчу. В конце этого увлекательного горного похода нам обещана встреча с современным чудом света, до которого вообще-то можно добраться автобусом или поездом, но так не интересно. Поэтому мы четыре дня сначала карабкаемся вверх к перевалу, оттуда соскальзываем вниз в кромешные облака, затем снова поднимаемся и провожаем завистливым взглядом обгоняющих нас местных носильщиков, которые чуть ли не бегом тащат к месту следующей ночевки наши палатки и еду.

Остались позади ослики, альпаки и крохотные деревушки, где за забор свешиваются авокадо и гигантские фуксии, внезапно кончились причудливые кривые деревья и даже дикий картофель, - лишь бесконечные камни под ногами, уложенные инками несколько столетий назад, и твое собственное дыхание. Одним словом, сплошная Урубамба…

Спустя полчаса становится понятно, что одиночный спуск в дождевой туче – решение несколько опрометчивое. Ни черта не видно, по-прежнему холодно, мокро и скользко, рядом никого и закрадывается робкое сомнение в том, что эта тропа ведет к месту ночевки. И главное – совершенно не у кого спросить, как пройти на Мачу-Пикчу! Но назад, т.е. наверх я согласна вернуться разве что на вертолете, даже если его придется вызывать из столицы.

А потом туча и дождь внезапно кончаются и впереди маячат родные палатки – теплые и уютные. И все 13 перуанцев, обслуживающие команду из 8 человек, к нашим услугам. Честно говоря, немного совестно чувствовать себя большим белым человеком: я вполне могла бы обойтись без трехразового питания в горах с первым, вторым и десертом. А вот чаю из листьев коки и местной травки под названием мунья – это пожалуйста. Европейцы считают, что это наркотик, но местные рекомендуют коку и кока-колу от горной болезни и говорят, что для производства 1 кг кокаина нам понадобилось бы 200 кг этих листьев. На всякий случай, в профилактических целях мы пьем это зелье каждый день на завтрак, обед и ужин без каких-либо ощутимых последствий. А совесть успокаиваем тем, что служим единственным источником приличного заработка для местных носильщиков: страна не так давно открылась после убийственного для них локдауна, а на заработанные с нашей помощью деньги они смогут отправить детей в школу.