В контексте войны и приема украинских беженцев в Интернете появились комментарии о том, что активное участие в помощи и приеме украинцев показывает, что мы все в принципе - адские расисты, потому что ранее никто особенно не пытался помочь сирийцам. Подобные заявления показались мне совершенно неуместными, и главным образом потому, что сейчас, конечно, не время выдвигать какие-либо обвинения в адрес тех, кто активно участвует в помощи украинскому народу. Даже если эти обвинения носят лишь пассивно-агрессивный характер.

Для абонентов Для абонентов

Мне кажется, что на желание и заинтересованность помочь кому-то во время войны влияет целый ряд факторов. Географическое положение и расстояние, менталитет, культура, история, религия, язык. Ну и да, конечно, в какой-то мере и цвет кожи.

Украина находится совсем рядом и, как и Латвия, когда-то была частью Советского Союза. Украинский язык достаточно похож на русский, чтобы русскоговорящие, даже не владеющие этим языком, могли хотя бы понять контекст того, что они слышат. Скорее всего, большинство украинцев, тоже говорят по-русски. Украинцы - христиане. Большинство украинских мужчин остались воевать и защищать свою родину, а женщины и дети бежали. Сейчас в Украину вторгается Россия, под оккупацией которой мы провели половину прошлого века, поэтому понятно, что для нас это особенно болезненно.