"Видно, что люди последнее отдают", - подчеркивает Людмила Нацлишвили из Киева, говоря о помогающих ей в Риге. До войны в Украине Люся была востребованной художницей, а ее муж - востребованным музыкантом, они жили в хорошей квартире с мансардой и террасой, а потому уехать для нее было тяжелым решением. Люся понимала, что оставаться опасно. Теперь каждый день она надеется, что сможет вернуться на родину...

Для абонентов Для абонентов

Художница Люся из Киева

ФОТО: личный архив Людмилы Нацлишвили

Свою историю Люся начала со слов о человечности и благодарности людям. Она вспомнила момент на станции в Варшаве. Девушка добиралась из Украины совершенно одна. В тот момент ей было негде согреться, даже негде присесть. Ждать транспорта в Ригу надо было еще пять часов. Она прислонилась к стене, надела на голову капюшон своей единственной черной байки и закрыла глаза. Так Люся просидела на холоде и сквозняке несколько часов. 

"Ты одна?" - услышала она мужской голос. Девушка приоткрыла уставшие глаза, в этот момент на нее дружелюбно смотрел молодой парень. Он тактично поинтересовался, не хочет ли Люся пройти с ним на второй этаж: "Там есть комната "Матери и ребенка" - там места мало, но ты хоть согреешься и там есть чай".

"Что делать, когда друзья скажут: "Извини, мне самому не на что жить". Люди сами живут бедно. Это объективно. Видно, что люди последнее отдают. Просто не поднимается рука взять лишнее. И так у всех моих знакомых. Это не история про пособие..."

О влиянии кремлевской пропаганды 

Война уже дважды коснулась её семьи. Сама она родом из Донецка. Правда, она успела с мужем переехать в Киев еще в 2012 году, до событий 2014 года. 

"Донецк очень много лет был пророссийским. Это долгосрочный проект российского правительства... Давно была промывка мозгов в этом регионе... Если бы мои родители не слушали бы телек, то они бы не стали жертвами пропаганды", - отмечает Люся. 

Она отмечает, что никто не ограничивал русский язык, на котором они говорили. Смотрели российское телевидение, использовали русский язык в работе. Ни о каком фашизме не было и речи.

Первый переезд девушки никак не был связан с войной. Но ее мама и отчим в 2014 году переехали из Донецка в Краснодар. Нашлись люди, которые их приняли. Люся не отрицает, что сейчас они мало общаются, но мама для нее навсегда останется "любимой мамочкой", хотя она и не верит, что российские войска убивают мирное население.

"Это просто психологически сложно находиться в оппозиции у страны, люди которой тебя приняли", - объясняет она отношение родителей к происходящему.

Почему именно Латвия?

Муж девушки еще в начале года уехал в рейс - он работает на круизном лайнере музыкантом. Он звонил Люсе, и хотел вернуться, но она настояла, чтобы он зарабатывал деньги, ведь им придется неизвестное количество времени находиться в чужой стране. Хотя оставлять родину в такой тяжелый момент, было не просто.

Когда Люся приехала в Латвию, она продолжила иллюстрировать рассказы и сказки. Еще есть проект с NFT, в котором требуется иллюстрировать разные темы и ключевые события войны.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Natsvlishvili Liudmyla (@artlusya)

В Латвии у Люси статус беженца. Она получила визу. В Киеве она профессионально занималась росписью стен. Картины рисовала для души, порой что-то продавала. Но в Риге...