В начале года я писал о тревогах по поводу перспектив финансовых рынков из-за массы серьезных неопределенностей, которые я перечислял, и многих других потенциальных рисков, которые тогда еще не были вполне ясны. Все это было уже после начала накапливания Россией войск на границе с Украиной, но до вторжения. Теперь же, после того как Россия развязала агрессивную войну, она оказалась практически полностью исключена из мировой экономики и рынков, а цены на энергоносители и продовольствие резко подскочили.

Для абонентов Для абонентов

Тем временем центральные банки западных стран существенно изменили свою позицию, отказавшись, наконец-то, от идеи, будто нынешняя инфляция – лишь временное явление, которое пройдет само по себе. Сегодня они сознательно ужесточают мировые финансовые условия (сокращают балансы и повышают процентные ставки), что усиливает циклическое давление на доходы домохозяйств и, следовательно, на экономику в целом.

Как будто всего этого уже недостаточно, рост экономики Китая (она вторая по размерам в мире и в десять раз крупнее экономики России) сознательно тормозится государственной стратегией "нулевого Covid". Она реализуется на фоне начатых ранее усилий по сдерживанию избыточно высоких цен на жильё, сокращению темпов роста кредитования и обузданию некоторых отраслей бизнеса (начиная с крупнейших технологических конгломератов), которые, как считает правительство, мешают достижению его новой цели – добиться "более справедливого роста экономики".