Надеюсь, нам удастся избежать окончательной ядерной катастрофы и воплощения рассказов Владимира Сорокина на территории того, что останется от России, заявил в интервью порталу TVNET политолог, журналист и главный редактор издания "Новая газета. Европа" Кирилл Мартынов. Он также рассказал о будущем России, некомпетентности Путина, проблемах российской журналистики, гостеприимстве Латвии и многом другом. 

Для абонентов Для абонентов

- Вы упомянули 20-30 млн жителей России, которые последовательно выступают против путинского режима. На Ваш взгляд, что из себя представляют ценности среднестатистического россиянина на сегодняшний день?

- Это смесь такого гедонизма в первую очередь.

- В каком-то широком смысле этого слова или в прямом?

- Люди хотят хорошо жить, ездить на шашлыки и отдыхать на море, иметь длинный отпуск, побольше выходных, выплатить ипотеку. Вот такие вещи. Это совсем не какая-то мобилизационная, милитаристская риторика. С другой стороны, люди боятся. Люди понимают, что что-то все-таки пошло не так. Какой-то страх фоновый есть.

И выходом из этого состояния между желанием жить нормальной, комфортной жизнью и испугом, что эта жизнь может закончиться, часто становится убежище из такого очень эклектичного набора пропагандистских штампов, каких-то неоимперских лозунгов, что "мы всегда всех побеждали, мы опять победим, мы самые великие, нас все не любят, ненавидят, но это просто потому, что они не понимают нашей загадочной русской души".

В общем, мне кажется, что пропаганда — это то, куда можно сейчас убежать от реальности для россиян. И, мне кажется, в Латвии это так же на самом деле работало. Потому что, насколько я могу реконструировать ситуацию, живя в Латвии, ты сталкиваешься с большим количеством проблем как и в любом реальном обществе, а тебе при этом ежедневно рассказывают, что в России совсем всё по-другому, что "в России и это хорошо, и здесь уже улучшилось". То есть там, поскольку нет обсуждения реальных проблем на том же телевидении, происходит такая выставка достижений геополитического хозяйства. И люди этому хотят верить, потому что им не во что больше верить.